Главная  |  Новости  |  Интервью, TV, пресса  
   
Профессию мне выбрали родители

Он создал себя сам. Без протекции и связей, лишь благодаря данному свыше таланту и громадному трудолюбию он добился того, что имеет сегодня. И лишь потому, что был честен, предприимчив и энергичен. Имя известного аккордеониста-виртуоза, народного артиста Украины, полного кавалера трёх орденов, лауреата самых престижных международных конкурсов музыкантов-исполнителей, профессора, почетного профессора высших музыкальных заведений Европы, общественно-политического деятеля, мецената, организатора всемирно известных музыкальных программ и фестивалей-конкурсов, основателя Международного творческого центра Яна Табачника сегодня звучит как символ — порядочности, достоинства, трудолюбия и успеха.

С Яном Петровичем мы встретились у него в офисе. Беседуя в теплой и дружеской обстановке, нам удалось затронуть лишь несколько моментов его богатой творческой биографии. Разумеется, одним интервью трудно передать всю многогранность столь неординарной личности, о которой написаны даже книги. Но мы попробуем...

- Что в вашей жизни определило выбор профессии?

- Сказать, что я выбрал профессию, не могу. Профессию мне выбирали родители. В десять лет начал учиться музыке, и страшно не хотел играть. Я ведь был обыкновенным уличным мальчишкой, как и все мальчишки послевоенного поколения.

- Почему родители выбрали музыку, к тому же еще и такой инструмент, как аккордеон?

- В те годы аккордеон был очень популярным инструментом. Привезенный после войны из Европы, он стал одним из дорогостоящих и очень модных трофеев. И естественно, меня хотели научить музыке. К тому же дядя мой был знаменитым музыкантом, и вся семья его - известные на Буковине музыканты, вплоть до того, что один из них играл в королевском оркестре. У нас все в роду музыкальные. Мама, например, очень хорошо пела, знала и исполняла всего Имре Кальмана («Марицу», «Баядеру», «Сильву») на венгерском, румынском и немецком языках. Родители были хоть и бедные, но очень образованные люди.

- И потому вас определили в музыкальную школу?

- Нет. В то время в музыкальных школах не было класса аккордеона. У меня был учитель, один из коллег моего дяди, он приходил к нам домой. Звали его Константин Каравай, очень хороший педагог был. Правда, он уверял маму в том, что я никогда в жизни не буду играть на аккордеоне, поскольку абсолютно не хотел заниматься {смеется). Тогда было другое время, скажем так, было куда отступать: вот не пойду учиться, не поступлю в институт, но пойду работать на завод. И это было престижно. А сегодня, к сожалению, молодежи некуда отступать, нет таких «громких» заводов, как «Большевик», «Запорожсталь», «Криворожсталь».

- Кто из родных сыграл важную роль в становлении вас, как личности?

- Тот внутренний стержень, который заложил отец, остался во мне навсегда. Бывало, когда я фыркал, не хотел что-то делать, отец подзывал меня к себе (после войны он вернулся инвалидом, с трудом передвигался) и говорил: «Послушай меня внимательно, тебе на этой земле никто ничего не должен, тем более родители. И если к тебе хорошо относятся, цени это. Человек, который не ценит добро, не стоит добра». И это стало девизом моей жизни.

- А помните свое первое выступление? Каким оно было?

- Конечно. Мне тогда было тринадцать лет, и я выступал в доме культуры, который находился на той же улице (Шепитовская), где мы жили. Я играл песню из кинофильма «Ночной патруль», в котором снимался Марк Бернес. Помню, как аплодировали, мне тогда так понравилось!

- В юности у вас, наверняка, были кумиры?

- Безусловно. К сожалению, их уже нет в живых. Например, Миша Макаров, прекрасный аккордеонист. Первый раз я его увидел, когда был еще ребенком, позже встретился с ним в старшем возрасте. Еще мне нравился Дикк Контино, знаменитый итальянский аккордеонист, Арт Ван Дамм потрясающий американский аккордеонист. У нас не было таких возможностей, какие есть сейчас, но мы находили, слушали. Сегодня, пожалуйста, иди учись, все есть: ноты, диски... Но музыка — это не спорт, где нужно выше, сильнее, быстрее. Если у тебя есть свое лицо, своя манера исполнения, своя изюминка — все, больше ничего не нужно.

- А с какими известными музыкантами выступали на одной сцене?

- Я работал со многими гениальными исполнителями. С Алексеем Козловым и его знаменитой группой «Арсенал». В юности посчастливилось работать в джазовых оркестрах Марка Горелика и Шико Аронова. Это были знаменитые и лучшие в Советском Союзе коллективы.

- Когда впервые почувствовали взлет к успеху?

- Начиная с 22-ух лет, я уже работал солистом в джаз-оркестре. Это для меня был настолько высокий уровень, что вы себе не представляете. Это были самые счастливые дни моей жизни. Я «горел»... вставал в шесть утра и бежал заниматься в филармонию, чтобы к десяти, когда начнется репетиция, я был готов играть. Ведь за мной сидели двадцать четыре пары глаз, на голову выше меня, как музыканты. В то время я очень много сделал, это были дни творчества. И меня принимали. А сколько проездил с концертами — не хватит интервью, чтобы все рассказать!

- У вас ведь безумное количество записей...

- Это правда. Я никогда не был самодовольным... Записывался и с симфо-джазовыми группами, и с биг-бендами, и с поп-группами. Легко играю и румынскую, и венгерскую, и украинскую, русскую, еврейскую музыку. Я счастливый музыкант, мне удалось поиграть разную музыку с разными музыкантами, начиная от симфонического оркестра и заканчивая оркестром народных инструментов. К тому же, прошел все в своей жизни: кабаки, свадьбы, танцплощадки, как все музыканты, иначе ведь никак.

- Вы исполнитель музыки стольких направлений, а какой стиль ближе всего?

- Типичная музыкальная попса. И я никогда этого не скрывал (улыбается). Она мне очень легко дается, здесь я как рыба в воде. Могу, импровизируя, из одной пьесы в течение 2 минут сыграть двадцать пьес. Это дано свыше. Бесспорно, я учился у великих музыкантов, таких как Леонид Детуловский, Юрий Винницкий. Они старше меня на 10-15 лет... по сей день мы друзья, я рос на их глазах, хотя до них уже был музыкантом и работал на эстраде, но это те, кто формировали мой вкус, мировоззрение в музыке. Есть еще одно, что очень важно. И это сказал известный и легендарный актер Михаил Ульянов: «Одного таланта мало, нужно в первую очередь быть личностью». И это правда, если рядом «идут» Божий дар, твои человеческие качества, труд, интеллект, окружение — ты становишься на пьедестал.

- Вы прошли столь нелегкий путь музыканта в советское время, став одним из лучших аккордеонистов мира, скажите, в чем секрет успеха Яна Табачника?

- Трудолюбие. Я, возможно, скажу банально словами известных авторов Антуана Экзюпери и Ивана Франка: сначала «встань утром и убери свою планету», а потом «Лупайте сю скалу! Нехай Hi жар, ні холод не спинять вас!». Если это будешь делать и не будешь подлым — всего достигнешь. А если будешь подличать, рано или поздно воздастся, никуда от этого не денешься.

- Если бы возникла необходимость охарактеризовать одним словом всю жизнь, все поступки, мысли и достижения, то какое бы это было слово для вас?

- Могу сказать словами родителей: «Бродяга. Наш бродяга приехал» (улыбается). Пацаном уехал, прокатался всю жизнь... Да и одним словом охарактеризовать трудно. Сказать — счастливчик, нет. Ведь все время пахал — трудяга. Был бы дворником, у меня была бы самая чистая улица.

- У вас очень много друзей. Стоит только хотя бы раз посмотреть вашу передачу «Честь имею пригласить». Какие качества цените в людях?

- Только одно, в мужчинах и женщинах — порядочность. Если присутствует такое качество, человек не сможет себе позволить ни одного неблаговидного поступка: подлости, низости, воровства, доноса.

Вставка

Из истории успеха

С 1964 г. Ян Табачник работает в эстрадных оркестрах Астраханской, Калмыцкой, Батумской, Орловской и Ялтинской филармоний и в Ленконцерте. Впервые с мастерством аккордеониста-виртуоз а Яна Табачника познакомились в 1976 году — именно тогда вышла его первая сольная пластинка «Популярные мелодии». Вторую «Хелло, аккордеон», в которую входили мелодии народов мира, пришлось ждать девять лет. Лишь в 1987 году появилась возможность записать пластинку с еврейской музыкой «Который час?», с того времени Ян Табачник раз в два-три года выпускает сольные альбомы («Поговорим наедине», «Золотой аккордеон», «Вчера, сегодня, завтра», «Телефонный звонок», «Indifference» и др.).
 
 
Разработка сайта: FloMaster studio